СПб ГБУ "КАДАСТРОВАЯ ОЦЕНКА"

САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ "ГОРОДСКОЕ УПРАВЛЕНИЕ КАДАСТРОВОЙ ОЦЕНКИ"

СМИ о нас

«Считать камень щебнем — это маразм». Откуда опять вырастут цены на квартиры от Петербурга до Казани

24 сентября 2021

Резкая претензия ФНС к отрасли гранитных карьеров может обернуться серией банкротств и ростом цен на жилье и дороги.

По информации 47news, налоговая Ленобласти директивно предлагает владельцам гранитных карьеров считать налог на добычу полезных ископаемых (5,5 %) не с себестоимости добытого камня, а с продукта переработки — щебня. Разница принципиальная. Цена добычи камня составляет около 80 рублей за кубометр (сюда входят буровзрывные работы, аренда участка), и налог выходит 4,4 рубля. Отпускная цена щебня с карьера — в среднем 400 рублей, следовательно налог в пять раз выше — 22 рубля. В среднем один карьер добывает до 1 млн тонн в год, значит, вместо 4,4 млн рублей нужно будет платить 22 млн.

В Петербурге щебень покупают уже по 1200 рублей. Львиная доля наценки сидит в стоимости доставки. Сегодня на рынке разговоры, мол, налоговая и вовсе намерена взимать налог с конечной суммы продажи, ведь многие карьеры довозят щебень до покупателя. В этом случае рост будет пятнадцатикратный. Но и это еще не всё.

Налоговики настаивают, что карьеры должны заплатить по новой методике задним числом за 2019, 2020 и 2021 годы. (Выборгское УФНС разослало письма с требованиями добровольно погасить недоимки за два-три прошедших года). Доначисления для среднего карьера составляют 20-25 млн за год. Таким образом, единовременная претензия тянет на 60-70 млн рублей. По оценкам участников рынка, такая мера приведет к банкротствам, что повлечёт дефицит и рост цен. Щебень идёт на производство бетона, а тот на строительство многоквартирных домов от Петербурга и Москвы до Казани. Тоже самое прогнозируется на госконтрактах при строительстве дорог.

По словам гендиректора и совладельца компании «Дорпромгранит» Александра Митина, единственный выход — переложить издержки на покупателя.

— Задним числом начислять, это, простите, маразм! Отрасль и так на боку. Меня за три года проверяли 30 раз, и никто не сказал, что я неправильно плачу. Так пусть тогда налоговая разделяет ответственность. Пару недель назад уже доначислили 20 миллионов.

В Ленобласти действуют 24 гранитных карьера. Все расположены в Выборгском районе. За год добывается 15 млн кубометров горной массы (26 млн тонн). После отсева и дробления выходит около 17 млн тонн щебня. Если по средней цене, то объём рынка составляет около 7 млрд рублей. Ещё больше карьеров находится в Карелии. Там налоговая тоже начала наступление.

Коммерческий директор ООО «Гранит», входящего в группу «Беатон», Сергей Борзов рассказал, что пару недель назад получил требование о предоставлении документов.

— Сколько насчитают, ещё не знаем, и решение, как реагировать, ещё не принято. Но в целом, это нечто! Так ломать отрасль, с учётом строек в Петербурге и заявленных проектов по строительству дорог! Невообразимое устроили. Полагаю, банкротство ждёт 40–50 % компаний. Но и те, кто выживут, и те, кто умрут, для начала существенно поднимут цены.

Исполнительный директор «Торгово-промышленной нерудной компании» Илья Чернев согласен, что нововведение приведёт к банкротствам. По его словам, отрасль с трудом работает на самоокупаемость, прибыльность не более 3 %.

— Рост цен неизбежен. ФНС не даёт правил игры, критериев, как будет насчитываться налог. Мы не понимаем механизма и находимся в полном неведении.

Процесс добычи: породу взрывают, а дальше дробят. Практически у всех компаний оборудование в лизинге. Дробилка работает 24 на 7. Стоимость аренды участка — от 15 млн в год. Вложения в средний карьер — около 500 млн.

Коммерческий директор компании «Рубикон» Сергей Павлов тоже признает сюрприз: «Не знаю, сколько насчитают. Как действовать теперь, пока неясно».

Гендиректор «Лизинг Оптима» Александр Ларин считает, что по факту вводится налог с оборота, но «остальные налоги никто не отменял».

— Мы бы поняли, если бы с завтрашнего дня подняли. В России живём, привыкли. Но ФНС вообще не вступает в диалог. Результатом такого манёвра станут долги по зарплате и сокращение персонала, а он у нас квалифицированный, — размышляет предприниматель, добавляя, что цены на щебень и так не росли уже несколько лет.

Представитель крупной компании «Ленстройкомплектация» Александр Пушкин предвидит рост цен на 20–25 %, и он отразится на конечном потребителе — покупателях квартир. Вырастет и стоимость строительства дорог.

— С одной стороны, Минстрой просит нас отчитываться о ценах. Одновременно действия налоговой ускорят инфляцию в отрасли. Хотите что-то менять, введите единые правила — внесите изменения в Налоговый кодекс, и мы будем планировать свою экономику. Иначе впереди каскад банкротств, уход в тень, миграция в другие регионы, где более лояльное отношение. Как правило, добывающие предприятия — это моногорода, обеспечивают работой большую часть населения, — предупреждает собеседник.

Один из самых крупных игроков на рынке — «УК Возрождение-Неруд». Гендиректор предприятия Андрей Ведищев так комментирует: «Предполагаю, что последуют банкротства, а затем рост цен».

Самый крупный игрок в регионе «ЛСР. Базовые», его директор Сергей Бегоулев, естественно, был в курсе и пообещал прокомментировать позже.

В Ленобласти работает крупное предприятие «Базальт» с головной компанией Basalt Eastern Europe GmbH в Германии. Гендиректор «Базальт менеджмент» Андрей Залесский также возглавляет ассоциацию «Карьеры Евразии», куда входит половина карьеров в России.

— Ситуация некрасивая. Но мы надеемся на диалог. Если не с региональной инспекцией, то с Москвой. Пока же разброд и шатания. В одном регионе так, в другом по-иному. Одному за 1 год считают задним числом, другому за три. Хотелось бы понятных правил.

В ФНС аргументируют витиевато: качество добываемой горной породы соответствует ГОСТУ «Щебень и гравий для строительных работ». По логике бизнесменов, лицензия выдаётся на «добычу строительного камня», а дробление — не добыча. Можно и как в школе — щебень в недрах не залегает.

За этот рынок заступились даже в правительстве Ленобласти. По словам инвестиционного вице-губернатора Дмитрия Ялова, бизнес по добыче камня достаточно сложный.

— Иллюзия, что выжить в нём легко. Конъюнктура не всегда привлекательная, логистика порой обременительна. Как человек, отвечающий за инвестиции в регион, скажу, что резкие изменения правил игры редко приводят к положительному результату, — прокомментировал он 47news.

Вице-губернатор Олег Малащенко, в чьём ведении недра, считает, что «у недровиков сегодня и так непростое положение».

— Системно я против увеличения давления на бизнес, — говорит Малащенко.

До последнего времени суды отказывали ФНС. Но в начале августа в Верховный суд поступила жалоба «Биянковского щебёночного завода» из Челябинской области. Предприятие проиграло нижестоящие инстанции, пытаясь отбиться от местной налоговой. Примечательно, что в апелляции даже заключение Федерального агентства по недропользованию было названо недостоверным — эксперты этого ведомства говорили, что у добываемого камня и щебня разные свойства, но суд не согласился. После этого прецедента, в сентябре, компании в Ленобласти и стали получать претензии. В налоговой Ленобласти пообещали прокомментировать ситуацию, но не более.

Тем временем, на совещании в правительстве России 23 сентября с участием премьера Михаила Мишустина металлургам удалось отбиться от повышения налога на прибыль до 25 — 35%. Противостояние длилось не один месяц. Чиновники настаивали на методе оценки показателей компаний задним числом и начислении налога в зависимости от того, сколько было потрачено на дивиденды, а сколько вложено в производство. Новации признаны сырыми, принятие решения отложено на январь 2023 года.